April 17th, 2017

Какие же мерзкие гады придумали СССР и правили этим гадюшником!

Оригинал взят у systemity в Какие же мерзкие гады придумали СССР и правили этим гадюшником!

Судьба заключенной «Незнакомки». По этапу в Сибирь


Об удивительной судьбе Софьи Крамской, дочери художника И.Н. Крамского, позировавшей для картины «Незнакомка». О неизвестной трагедии девушки из школьных учебников, чей портрет знаком каждому. Жаль, что никто не рассказывает о ее тюремном заключении.




Софья Крамская, единственная девочка среди своих братьев (и потому, наверное, отцовская любимица), родилась предположительно в 1866 году (по другим сведениям, в 1867-м). Она училась в обычной гимназии, но благодаря творческой атмосфере, царившей в родном доме, рано почувствовала интерес к живописи. Отец старался развивать художественные навыки дочери и стал ее первым учителем. В детские годы Соня среди знакомых считалась некрасивой, но в юности, как это случается со многими девочками, похорошела. Однако для отца она всегда была самой любимой моделью. Даже когда девочке из-за болезни обстригли волосы и у нее на голове отрастал неровный ежик (Соня пыталась прикрыть его кружевной косынкой), и тогда на полотнах отца дочь-подросток представала настоящей красавицей с бездонными глазами.

Collapse )
[Spoiler (click to open)]

Будучи ровесницей дочерей П.М. Третьякова Веры (в замужестве Зилоти) и Сашеньки (в замужестве Боткиной), Соня с ними очень дружила. Вера Зилоти позже вспоминала:

«Соня была некрасива, но с умным, энергичным лицом, живая, веселая и необычайно талантливая к живописи… В 16–17 лет Соня… похорошела, волосы отросли. Фигура у нее стала длинная, тонкая. Она прекрасно танцевала. Ее веселость, остроумие и entrain (притягательность, обаяние) привлекали к ней много поклонников». Соня действительно была очень изящной — Репин, ученик Крамского, восхищался ее фигурой, Альберт Бенуа всерьез ухаживал за ней, но в свои 30 лет он казался шестнадцатилетней Соне слишком «старым». У нее появился другой жених — Сергей Сергеевич Боткин, молодой врач, представитель известной медицинской династии. Родственники торжественно отметили помолвку молодых, Крамской на радостях написал великолепные парные портреты жениха и невесты…

Как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Сергей Боткин неожиданно для всех влюбился в подругу своей невесты Александру Третьякову. Помолвка оказалась расторгнутой, и вскоре Саша Третьякова вышла замуж за бывшего жениха подруги. Соня Крамская нашла в себе силы сохранить с ней приятельские отношения. Но происшедшее надолго повергло Соню в тоску. Спасла Софью живопись. Шестнадцатилетняя девушка с головой ушла в работу и стала демонстрировать по-настоящему профессиональные успехи.

«Между Соней и ее отцом была редкостная дружба, переходившая в обоюдное обожание», — писала Зилоти. В 1884 году Крамской, чтобы отвлечь Соню от душевных терзаний, вместе с дочерью отправляется в заграничную поездку (заодно и свое сердце подлечить — он был уже очень болен). Путешествуя по Франции, Софья пристрастилась к живописным этюдам на плэнере. Спустя год после путешествия Крамской писал: «Дочка моя, известная… ветреница, начинает подавать мне серьезные надежды, что уже есть некоторый живописный талант». Крамской понимал, что умирает, а дочь еще не встала на ноги и не нашла себя. Незадолго до смерти Иван Николаевич, тревожившийся за судьбу Софьи, сказал: «Девочка, а как сильна, как будто уже мастер. Подумаю иногда, да и станет страшно… личная жизнь грозит превратиться в трагедию». Софья действительно долго не могла оправиться от удара, ни в кого не влюблялась и не выходила замуж. Только в зрелом возрасте, в 1901 году, когда отца уже давно не было в живых, она заключила брак с петербургским юристом финского происхождения Георгием Юнкером.

Крамской, несмотря на простое происхождение (он был сыном писаря из городка Острогожска), был принят при дворе и даже стал там своим человеком, не раз выполняя портреты членов императорского семейства (Александр III был большим демократом и предпочитал общение с обычными людьми, особенно талантливыми, общению с романовским кланом), давал уроки живописи дочерям императора. Своими при дворе стали и его дети. Софья Крамская тоже выполнила ряд работ, запечатлев императора, императрицу, их детей, прежде всего цесаревича, и других родственников. Но почти ничего не сохранилось. Что-то было уничтожено либо пропало в годы революции, что-то из собственных работ было передано ею в Острогожский музей, на родину отца, вместе с его картинами, и, когда в 1942 году в музее вспыхнул пожар, погибло вместе с большей частью его коллекций.

Софья была признанной портретисткой, ее просто осыпали заказами. Увы, судьба многих работ, находившихся в частных руках, в домах и усадьбах, разгромленных в период революции, также осталась неизвестной. Софья Крамская неоднократно и с большим успехом принимала участие в различных художественных выставках самого высокого уровня — в Академии художеств, в Обществе живописцев-акварелистов, в художественном отделе Всероссийской ярмарки в Нижнем Новгороде и др. Была она известна и как книжный иллюстратор, оформляя, например, издания к юбилею Пушкина. Замечательными были и ее жанровые картины. После замужества Софья Юнкер-Крамская много помогала своему мужу, который собирал материалы о декабристах и готовил книгу-исследование об этом периоде истории. Книга так и не была опубликована…

Муж Софьи Ивановны в 1916 году скончался. А вскоре начались и другие беды — революция, гражданская война, смерть матери в 1919 году… Но Софья Ивановна, которой было уже далеко за пятьдесят, старалась приспособиться к новой жизни. С 1918 года она работала в художественно-реставрационных мастерских Главнауки. Ей, глубоко верующему человеку, пришлось стать организатором антирелигиозного музея Зимнего дворца и иллюстрировать «Историю религии» в издательстве «Атеист». Ей, дочери Крамского, прославленного мастера религиозной живописи, автора росписей купола храма Христа Спасителя и великих христианских полотен! Свою веру Софья Ивановна особо не скрывала, как и не скрывала христианское желание помочь ближнему. В Ленинграде мучилось много ее знакомых из «прошлой жизни» — смолянок, фрейлин, просто лиц дворянского происхождения. Лишенные всего — жилья, имущества, службы и каких бы то ни было доходов, многие буквально голодали. Дочь художника помогала им устроиться на работу, пусть с самым скромным жалованьем, достать переводы, уроки, перепечатку на машинке, чтобы как-то выжить. Все это и вменили пожилой женщине в вину — и то, что «была очень религиозной», и то, что помогала друзьям…

Софья Юнкер-Крамская была арестована 25 декабря 1930 года, обвинялась по статье 58-II УК РСФСР в контрреволюционной пропаганде. Ей вменялось в вину создание ни много ни мало «контрреволюционной группировки из бывшей знати, ставившей себе целью проведение своих людей в разные советские учреждения на службу для собирания сведений о настроениях…». Все проходившие по делу говорили о религиозности художницы, что усложняло ее положение. Кстати, в материалах дела было указано, что София Ивановна Юнкер-Крамская родилась 21 августа 1867 года. (Дата рождения, указанная на допросе, расходится с той, что была известна ранее — 1866 годом, — из писем отца художницы. Но можно предположить, что отцу это было лучше известно, чем следователю из органов.)

Юнкер-Крамская была приговорена как «чуждый элемент» к трем годам ссылки в Сибирь, но из-за нервного потрясения у нее случился инсульт. С тяжелым параличом она была отправлена в тюремную больницу ДПЗ. Ее кое-как подлечили и через четыре месяца все же послали по этапу в Иркутск. Полупарализованная женщина добралась до Иркутска, но через три недели ее перевели в Канск, через месяц, с ухудшившимся состоянием — в Красноярск.

15 октября 1931 года Юнкер-Крамская из красноярской больницы написала письмо Екатерине Павловне Пешковой, оказывавшей помощь политзаключенным. Софья Ивановна рассказала о тяжелой болезни, о перенесенных во время ссылки двух операциях. Она пыталась доказать, что приносит пользу, что всегда, несмотря на состояние здоровья, работала: в Иркутске — как иллюстратор учебников и колхозных журналов, в Канске — как фотограф и ретушер в местной газете. В Красноярске с ней случился второй удар, отнялась левая часть тела. Ее просьба состояла в смягчении участи: если нельзя вернуться домой в Ленинград, то пусть ее хотя бы оставят в Красноярске до поправки здоровья и обязательно предоставят работу, ведь правая рука действует, не разбита параличом. «Я пишу и портреты, и плакаты, лозунги, афиши, вывески, иллюстрации, знаю фотографическую ретушь, раскраску фотографий, языки, я работать могу, люблю… О моей рабочей жизни Вам может подтвердить Елена Дмитриевна Стасова, с отцом которой был так дружен мой покойный муж. О музее Крамского Вам тоже могут дать сведения и она, и товарищ Луначарский…»

В конце письма отчаянные строки: «Я могла делать ошибки в своих суждениях, могла что-нибудь не так правильно оценивать, могла криво судить о положении вещей, но преступления я не совершала никакого — и сознательно так горячо любя свою страну, после смерти мужа (он был финляндским подданным) — переменила свои бумаги на русские, подписав тогда уже отказ от каких бы то ни было претензий на имущество. Было даже смешно поступить иначе. Помогите мне! Я написала просьбу о помиловании М.И. Калинину. Я прошу Вашего содействия. Я оправдаю милость, если мне она будет дарована, могу уверить в этом Вас. Я честно проработала 40 лет. Тяжко последний, быть может очень короткий срок — чувствовать себя — так наказанной… Я собрала последние силы, чтобы написать Вам все это…»

28 февраля 1932 года было возбуждено ходатайство о пересмотре дела Юнкер-Крамской в связи с неизлечимой болезнью, а также в связи с тем, что ссыльная «не представляет… социальной опасности». 25 марта 1932 года София Ивановна вернулась в Ленинград. 31 июля 1932 года Юнкер-Крамская написала благодарственное письмо Е.П. Пешковой, сообщив, что собирается работать и дальше, насколько позволят силы. В 1933 году художница умерла при странных обстоятельствах. Якобы она уколола палец, когда чистила селедку, и, по словам брата, «умерла от рыбьего яда». Реабилитировали ее за отсутствием состава преступления только в 1989 году.

В Государственном архиве РФ сохранилось ее письмо:

«Высокоуважаемая Екатерина Павловна, Вы разрешите мне послать Вам эти несколько строк. Меня освободили! Если бы Вы только знали, каким чувством глубокой благодарности полны мои мысли и душа. Я не знаю, простите, право не знаю, полагается ли мне писать вообще о моем чувстве признательности, но я следую своей внутренней потребности это сделать… Вы не посетуйте на то, что я делаю это, если это не полагается, я не знаю, но не последовать душе этой потребности было невозможно! Я снова здесь, в Ленинграде, где прошла моя длительная рабочая жизнь — и теперь я снова, быть может, буду в состоянии начать работать хоть немного, насколько позволят мне мои силы, которые восстановятся во мне с сознанием возможности снова работать! Я не знаю даже, кому мне говорить о том, что я чувствую и как я признательна. Но, думая, что сделалось все это через Высокое учреждение, которого являетесь Представительницей, — я пишу Вам. Ну, это даже ни Вам, никому не будет нужно, пусть это не принято, пусть это не полагается — я все же повторяю: я беспредельно благодарна, что поверили и моему искреннему раскаянию, и моей порядочности старого общественного работника, и моему горячему желанию загладить работой мои какие бы то ни было оплошности и несознательные заблуждения. И хотя я, конечно, очень больна еще и слаба, но, сколько мне позволят воспрянувшие силы — то оставшееся мне время до неизбежного конца я смогу употребить на реабилитацию моего рабочего имени, как самой по себе, так и как дочери Крамского. Еще раз прошу простить меня, если я делаю что-либо, выходящее из рамок допускаемого.

С глубоким уважением,
Художница С.И. Юнкер-Крамская».




promo koka_lermont january 11, 2014 09:17 46
Buy for 100 tokens
Либеральная миграционная политика норвежских властей привела к тому, что школы в Норвегии стали интернациональными. Однако несмотря на всю европейскую толерантность, обучение пока ведётся не на арабском, не на урду и даже не на английском, а всё ещё на норвежском, и то, что половина…

С третьим гитлером!

Оригинал взят у systemity в С третьим гитлером!
Гитлером коммунизма был Сталин, гитлером фашизма был Гитлер, гитлером исламизма становится Эрдоган. Во всех трёх случаях Запад, под которым принято понимать вместилище ума и опыта, демонстрировал отсутствие и ума, и опыта в сочетании с сиюминутным прагматизмом, не имевшим и не имеющим никакого практического смысла. Запад с большими потерями избавлялся от коммунизма, с огромными потерями от фашизма, обязательно будет с большими потерями избавляться от больного на голову исламского фюрера, сиюминутно важного коллеги по НАТО. Пройдёт немного времени и ИГИЛ будет представляться детским лепетом на лужайке в сравнении с подонком Эрдоганом.


БЕШТАУ. Историческая справка.

Горы Пятигорья с их величественными зубчатыми и пирамидальными вершинами, пышными лесами и лугами создают неповторимый ландшафт, издавна привлекающий человека. Археологические раскопки, проведенные в последние годы, еще раз подтвердили сообщения, что в районе Кавминвод, в частности в районе горы Бештау, люди жили еще в глубокой древности и оставили после себя многочисленные памятники различных эпох. На это указывают следы верхнего палеолита. Найдены, например, остатки поселения третьего тысячелетия до н.э., когда местные племена начали осваивать металлы. Имеется много различных памятников ранней и поздней бронзы. В большом количестве встречаются поселения и могильники доскифского и скифского времён, периода татаро-монгольского нашествия и курганных полей адыгских племён, которые начали заселять район Северного Кавказа в XIV – XV веках.

[Spoiler (click to open)]

Однако в литературе почти ничего не сказано о недавнем прошлом этого района. Только на картах ХIX века можно найти названия существовавших здесь поселений. Так, на схеме-карте Киммеля, относящейся к 1811 году, на восточном подножии горы Бештау, около истоков речки Средняя Гремучка, обозначен Аджи-аул. При осмотре этого места обнаружены следы поселения и найдены каменные мусульманские надгробия. Второе поселение – Арасламбек-аул – находилось у северо-западного подножия горы Бештау, примерно в районе Орлиных скал. На месте поселка Иноземцево был аул Каррас. Нужно отметить, что в очерках по истории Кавминвод упоминается эпидемия чумы, охватившей весь Северный Кавказ в 1804-1812г, в результате которой погибло население ряда аулов, в том числе жители Аджи-аула и Карраса.

В середине 20-х годов прошлого столетия неутомимый пятигорский археолог Н.М. Егоров нашел у подножия восточного отрога Бештау – Козьей горки – следы средневекового поселения. Находки у Козьей горки свидетельствуют, что первые люди обосновались здесь еще более 2500 лет назад. Но наибольшего рассвета поселение достигло в VIII-X веках нашей эры. О чем говорят многочисленные осколки битой глиняной посуды того времени и особенно узкогорлых красноглиняных амфор – тарных сосудов, местом изготовления которых являлся Крым. Вероятно, поселение, выгодно расположившееся у подножия высокой горы Бештау, служило для охраны участка торгового пути, связывавшего производственные центры Византии и Средней Азии (так называемый транскавказский рукав Великого шелкового пути). Примечательно интересной является находка створки бронзового византийского креста Х века.
https://refdb.ru/look/1056044-p2.html


Мои твиты

Collapse )

История горы Бештау. трахиты.

Одной из причин бедственного положения Бештау явилось то, что ещё перед революцией уникальные трахиты Бештау начало разрабатывать бельгийское АО. В советский период эта деятельность приобрела ещё большой размах, почти наполовину были уничтожены горы Медовая и Острая, сильно пострадали северные склоны горы Бештау. Добытая порода пошла на облицовку Волго-Донского канала, из блоков, вывезенных отсюда, был построен фундамент МГУ, плитами трахита выстлан агрегатный зал Братской ГЭС и многие другие объекты.

Разновидность трахита.


https://refdb.ru/look/1056044-p2.html

Карта генштаба РККА юга России • 2 км. 1941 год.

Странно, куда исчез населённый пункт Ясная Поляна, рядом с Острогоркой?



P.S.  Первый комментарий:
Александр Брянцев ответил Диме-Вове
Ясная поляна,это   сейчас ул.Ленина(нижне-ленинская)и ул.Степная,в то время на этих улицах было домов 15--20.  А Острогорка,возле горы Остренькой,это Комсомольская и Подлесная,На ул. Красноармейской находилось садоводческое хозяйство. Со временем эти соседние поселки соединились.Название села стало Острогорка,а местность стала называться Ясная Поляна.Где г.Лермонтов находится,это были камышевые заросли,хорошие охотньичи места.