May 29th, 2017

Заброшенный Урановый рудник на Бештау. Штольня 31

Поход в заброшенный Урановый рудник на горе Бештау. Штольня 31, горизонт 850.
Здесь велась добыча урановых руд с 50-х до конца 70-х годов ХХ века. Добычу урана курировало НКВД во главе с Берией

P.S. Лично спрашивал у директора ГХРУ - Химченко Виктора Ивановича: Работали заключённые в шахтах или нет?
Ответ категоричный: НЕТ! Только вольнонаёмные. Но даже мне не шахтёру видно, какой огромный объём подземных работ выполнен. Километры штолен и горных выработок. Сомневаюсь, что без зеков это было сделано.koka-lermont








promo koka_lermont january 11, 2014 09:17 46
Buy for 100 tokens
Либеральная миграционная политика норвежских властей привела к тому, что школы в Норвегии стали интернациональными. Однако несмотря на всю европейскую толерантность, обучение пока ведётся не на арабском, не на урду и даже не на английском, а всё ещё на норвежском, и то, что половина…

Кавминводы как наследник советского атомного проекта

Корреспондент «Русской планеты» побывала в хранилище радиоактивных отходов под Пятигорском.

Мы едем на «буханке» цвета зимнего неба по промзоне города Лермонтова, мимо сухой травы, припорошенной снегом. Машина останавливается на краю обрыва, внизу — несколько белых полей, разделенных полосками земли. Мне кажется, что это водоемы с застывшим льдом. На самом деле так выглядит хвостохранилище: комплекс сооружений, предназначенный для захоронения радиоактивных отходов обогащения полезных ископаемых, почему-то называемых хвостами. Иными словами передо мной 80 гектаров урановых отходов, а сколько это в тоннах — не может с точностью сказать никто.

[Spoiler (click to open)]

Откуда растут хвосты

Остатки породы с ураном — это наследие режимного предприятия «Алмаз» на Кавказских Минеральных Водах. После распада СССР земля оказалась бесхозной, как и выработанные штольни горы Бештау, откуда и добывали породу. Много лет власти Ставрополья говорили о необходимости рекультивации хвостохранилища, пока Гидрометаллургический завод (ГМЗ) города Лермонтов не занялся проблемой, создав новую уникальную технологию консервации радиоактивных отходов.

Заместитель гендиректора ГМЗ по экологии и капстроительству Лариса Сурина показывает мне «карты» — так называемые котлованы с радиационными отходами.

– Хотя горнодобывающее предприятие, позже названное «Алмазом», было создано в 1950 году, поиск урана на Кавказских Минеральных Водах велся еще до революции. Радиогеологическое изучение региона начал в 1907 году химик Эрнест Карстенс, который впервые занялся поиском радоновых бальнеологических вод и открыл радиоактивность теплосерных вод. К 1926 году в районе горы Горячей в Пятигорске было установлено наличие радоновых вод. В 1943 году в СССР начались работы по созданию сырьевой базы атомной промышленности. В 1944 году была создана специализированная партия «Кольцовская экспедиция» первого главного геологического управления Мингео СССР. Экспедиция обнаружила промышленные запасы урана на горе Бештау. В 1950 году было создано горнодобывающее предприятие — рудоуправление № 10 (РУ-10), в дальнейшем ЛПО «Алмаз», перед которым была поставлена задача начать промышленную добычу и переработку урановой руды.

– Многие до сих пор гадают, насколько глубокой была переработка уранового сырья на Кавминводах. Производился ли здесь только урановый концентрат путем выщелачивания из руды, или шло дальнейшее обогащение урана?

– Извлекали уран до определенной кондиции в пределах существовавших технологий до окись-закиси и отправляли дальше. Фактически здесь извлекали сорбцией уран, это обогащение в жидкую фазу. А то, что оставалось при переработке, называется хвосты. Хвостохранилище здесь появилось практически с самого начала.

Радиация под замком

– Хвосты в природную балку намывались по трубам с 50-х годов прошлого столетия. Твердая часть оседала, а жидкость шла дальше в технологический процесс. За время работы «Алмаза» в запрудах скопились тысячи кубов породы с остатками урана. Что сейчас с отходами происходит?

– В начале 90-х встал вопрос, что делать с хвостохранилищем. У нас были специалисты, умеющие работать в этой области, и мы начали работу над поддержанием в безопасном состоянии бывших объектов «Алмаза». Наше предприятие ГМЗ постоянно занимается рекультивацией. Дело в том, что мы производим минеральные удобрения из апатита. Апатит мы используем хибинский с Кольского полуострова. А когда перерабатывается апатит, то в процессе образуется фосфогипс. Это уникальный экологически чистый материал, который прекращает любую миграцию радионуклидов. Фосфогипс нейтрализуется нами известковым молоком. Его мы отправляем в виде пульпы, смеси воды и твердого вещества, на хвостохранилище поверх радиоактивных хвостов. В окружающую среду ничего не сбрасывается — у нас закрытая система водоснабжения технологического процесса. Пока мы единственные, кто использует фосфогипс для рекультивации, но Ростатом заинтересовался этой технологией, планируется вводить ее в Краснокаменске. Это самая дешевая технология.

– А какова глубина котлованов?

– Раньше это была закрытая информация. Дамба высотой 37 метров, она намывалась уступами по 6 метров. Намыта хвостами. Никто, думаю, не измерял. Вокруг хвостохранилища есть так называемые наблюдательные скважины, они расположены таким образом, чтобы мы могли контролировать подземные потоки воды. Ежеквартально берем пробы воды на разной глубине, определяем химический состав, в том числе и радиоактивных элементов. Полоний, радий, уран, торий и свинец. И мы видим, что на протяжении этих лет концентрация всех загрязняющих элементов находится на одном, фоновом уровне. В 1997 году научно-техническим предприятием «Сигма» проведен расчет надежности и сейсмостойкости дамбы хвостохранилища, который показал ее устойчивость при 9-балльном землетрясении. Пока занимаемся — никакой опасности нет. В перестройку металлолом радиоактивно загрязненный тащили машинами. Пока предприятие стояло, кто что хотел — то и делал.

Вот почему в Бразилии Халк

Мы садимся обратно в машину и едем на гору Бештау, посмотреть штольни. В составе советского «Алмаза» действовало два рудника. Первый был расположен на Бештау, севернее Пятигорска. Второй — на горе Бык, северо-западнее Железноводска. Добыча руды осуществлялась как традиционным горным способом, так и методом подземного выщелачивания. То есть из Бештау выбирали породу, и обогащали уран на заводе, а на Быке закачивали кислоту прямо на месте, она брала на себя уран, и на предприятие везли уже готовый раствор.

– Всего отработали до 720-го горизонта, так называются горизонтальные уровни выборки урана. Сейчас посмотрим 16-ю штольню, там у нас радонопровод проведен. Ниже не шли, чтобы не повредить экосистему, потому что там обводненная территория из-за минеральных источников. И то же самое на Быке. Какое-то время сюда руды привозили, а во время перестройки предприятие встало. А оно было градообразующим. В него входило несколько заводов, ЖКХ, все детские садики. И в 1997 году ГМЗ был выделен в отдельное предприятие, — объясняет Лариса Сурина.

– После распада СССР о консервации отходов не было речи?

– Вообще отрасль оказалась в тяжелом состоянии. Как правило, ураном занимались закрытые города, с одним градообразующим предприятием, на котором держалась вся экономика населенного пункта. После того как уран стал никому не нужен, люди оказались без работы. Тут еще хорошо, что рядом Пятигорск, Железноводск, а есть в стране предприятия, которые тяжелее перенесли перестройку. Возьмите тот же Краснокаменск в Читинской области, он в 600 км от Читы, людям сложно приходилось.

– Я по образованию обогатитель, — говорит Лариса Сурина, — у меня родители жили тоже в закрытом городе, где добывали урановые руды, в Средней Азии был Ленинобатский комбинат. Мама аналитик, а отец — горняк. И я закончила Ленинградский горный институт, и брат у меня тоже обогатитель. Закрытые города ничем особо не отличались от обычных, только снабжение получше было во времена СССР. Отец с 50-х годов был под землей, а тогда в штольнях нормальной вентиляции не было.

Женщина задумалась и добавила:

– Вот почему в Бразилии такие футболисты мощные? А у них все пляжи фонят ураном.

Миф о лягушке с семью лапами

– Насколько вредны радиоактивные отвалы для экологии региона?

– Все находится в норме. Придумывают много чего. У нас, оказывается, на ГМЗ выбросы полония! Откуда у нас он? Это продукт атомной реакции в реакторах в мизерных количествах. Кто-то где-то сказал, и все, понеслось сарафанное радио. О какой-то урановой воде говорят, хотя те же санитарные нормы на питьевую воду, допускается урана 0,25 на литр. Мы пьем кубанскую воду, а то, что выходит из минеральных источников — это вода не питьевая. Она может быть лечебная по своему составу или столовая. Из штольни выходит природная вода.

Молчавший до этого командир-горноспасатель Олег Цывенко оживляется, вспомнив такие мифы:

– Помнишь, кто-то статью написал, что в 16-й штольне лягушки с двумя головами и семью лапами, а вокруг сады с грушами, размером с арбуз. Сам регион аномальный, тут радиоактивный фон повыше, чем в том же Ставрополе. Есть такое понятие — дозанакопление. У нас превышения по нормам не бывает, плюс увеличена продолжительность отпуска и пенсионный возраст раньше. Специальное питание. Не то, что какое-то специальное, а просто полноценное бесплатное питание.

Невыгодные туристы

Едем по кольцевой дороге вокруг Бештау. Для января стоит аномально теплая погода: +12. Солнце выходит из-за туч и становится жарко в зимней куртке. Считается, что здешние рудники — самое большое подземное сооружение России, хотя Сурина в это не верит. Говорит, что в Хибинах шахты значительно больше.

– Если сложить все горные выработки, это 200 километров на Бештау. Нет, не самый длинный в стране, это ерунда какая-то. Возьмите то же хибинское месторождение, там на тысячу метров только спускаться вниз. Бештау людьми, словно кротами, изъедена. Она не полая, но обрушения есть.

– Почему бы не использовать ходы в туристических целях?

– Можно было бы. Но надо кому-то поддерживать ходы в хорошем состоянии, персонал содержать, проветривать надо, потому что уран в горе все равно остался. Экономически невыгодно. В свое время на Быке хотели в 11-й штольне организовать лечение радоном, а на Бештау — в 31-й. Но страна развалилась, и о планах забыли. Даже источник минеральной воды в штольне был. Всего на горе 63 выхода, из них 42 — штольни.

В целях гражданской обороны

Не доезжая пары километров до Второ-Афонского мужского монастыря, я вижу заброшенные здания. Это «Поселок № 1», с которого все и начиналось. Лариса Сурина рассказывает, что город Лермонтов строить сначала не собирались.

– В Пятигорске уже шло строительство домов для рабочих «Алмаза». Старожилы рассказывали, что однажды приехала какая-то комиссия из Москвы, и, находясь на Бештау, они увидели, что все в тумане, а где сейчас Лермонтов — солнышко. Даже в народе это место называли «Ясная поляна». Они и решили, что городу быть.

– Еще я слышала, что лермонтовское горно-химическое производство относилось официально к Министерству среднего машиностроения, — продолжает Сурина. — Но курировало его одно из самых засекреченных управлений НКВД — 15-е — и лично Берия. В частности, это управление ведало строительством и эксплуатацией стратегических подземных сооружений бывшего СССР — бункеров руководства страны, подземных командных пунктов, в том числе и рудников Бештау. Что не очень понятно, потому что рудники все же относились к производству. И до сих пор якобы официальную информацию о том, что кроется в Лермонтовских катакомбах, получить могут не все. И люди замечали, что в рудник завозили какое-то новое оборудование. Отгадка простая: несколько горизонтов использовались в целях гражданской обороны. В них поставили дизеле-электрические установки, но потом, когда в 1991 году поняли, что войны не будет и что врагов нет, все растащили, разворовали. Да и сейчас штольни на балансе ни у кого не стоят, фактически это осталось от того производства, и государство за них отвечает. Мы работаем по договорам.

Приехали к 16-й штольне, 720-й горизонт, самая нижняя точка отработки руды. Из-под железных ворот выходит труба, из которой течет вода. Это радонопровод, сделанный в 1972 году по заказу профсоюзов до верхней радоновой лечебницы — вода используется для ванн. Рядом — отстойники, в которых оседают илы. Олег Цывенко внимательно осматривает крепкий замок на воротах.

– Были решетчатые двери, но их потом закрыли. Мы занимается контролем за радонопроводом ежемесячно, ходим по штольне. Радона, конечно, здесь много, но ничего удивительного нет. Можно по уровням пройти по всей горе, но не стоит. Обвалы могут быть. И на штольнях металл резали. Сколько диггеров было! Сейчас все закрыто.

– Но диггеров это не пугает?

– Как-то у нас человек поехал охотиться и поставил машину возле 11-й штольни. А диггеры были внутри и увидели машину, которую они знают прекрасно. Потом они писали у себя на сайте, как боялись выйти всю ночь, до утра сидели. Ребят много молодых пытается попасть внутрь, им адреналин нужен. Иногда мы в интернете читаем, как захватывающе диггеры описывают свои походы, словно в иной мир попадают. А могут обернуться их походы, к сожалению, печально. Сейчас-то уже все закрыто, но они продолжают подкопы делать. И бетонировали, и варили раньше бесконечно. И тогда уже писали нам нехорошие надписи на входах. В 21-й штольне нашли их журнал, где они описывают свои впечатления, время указывают, когда зашли, когда спать в штольнях ложатся, по 3 дня там бродят. Это опасно: могут провалиться, может засыпать. Радоном подышат — ничего страшного не случится с ними, он кроветворный даже. Из Георгиевска два парня где-то достали карту гражданской обороны, думали, что найдут склад медикаментов, а этого склада уже нет давно. И в итоге один уснул, а второй пропал в это время. Нашли только рюкзак и фонарь. Но его, правда, и не искали родственники.

Источник:
uranbator.ru
[Spoiler (click to open)]

Перевал Дятлова: Золотарев обещал друзьям - о его походе на Северный Урал заговорит весь мир


Об этом нашему корреспонденту Николаю Варсегову рассказал ученик Семена Золотарева – Александр Кузнецов
Семен Золотарев в составе "Группы Дятлова".Семен Золотарев в составе "Группы Дятлова".

Напомним. Зимой 1959 года в горах Северного Урала пропали девять туристов, ушедших в поход под руководством Игоря Дятлова. После спасатели обнаружили разрезанную палатку, а в радиусе полутора километров от нее – пять замерзших тел. Трупы остальных нашли только в мае. Почти все туристы были разуты и полураздеты, у некоторых смертельные травмы. Тайна их гибели не разгадана и по сей день.

ТАИНСТВЕННЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ



Самый загадочный из погибших туристов Семён (он же Александр) Золотарев. Этот 37-летний бывший фронтовик как-то особо рьяно рвался в тот роковой поход с неподходящей ему по годам компанией 20-23-летних. Иные исследователи трагедии полагают, что Игорь Дятлов не хотел брать в группу незнакомца Золотарева, но последнего навязал кто-то сверху.

Итак, Семен, который представлялся всем Александром, родился на Кубани (станица Удобная) 2 февраля 1921 года. Прошел всю войну без единого ранения. После окончил Минский институт физической культуры и уехал на Ставрополье, где перед смертью работал школьным физруком в одном из самых секретных городов Союза – в Лермонтове.

Зимой 1959-го Семен погиб вместе с другими туристами. А его родственникам предъявили труп, который разложился до неузнаваемости. Родственников немало удивил тот факт, что на теле оказались странные татуировки, коих ранее его близкие не видели. Потому не закрыт вопрос: Золотарев ли похоронен под памятником с его фамилией?

Семен был интересным рассказчиком, однако, как вспоминают его друзья и ученики, он никогда не рассказывал о войне. Многие были удивлены, узнав после смерти Золотарева, что тот фронтовик и орденоносец. Правда, сам Золотарев в разных анкетах, бывало, путался в своей военной биографии. Указывал сроки службы в частях, которых не существовало! И даже перечень своих боевых наград называл неточно (подробности)

Эта история давно наводит наших читателей либо на «смутные сомнения», либо на выводы, что Золотарев являлся особо тайным сотрудником спецслужб.

[Spoiler (click to open)]

АМНИСТИЯ 1953 ГОДА

В городе Лермонтове я встретился с супругами Кузнецовыми - Александром и Ириной. Оба заядлые туристы и просто любознательные люди, для которых трагедия на перевале предмет глубоких раздумий. Александр был учеником Семена Золотарева, и много что интересного рассказал.

Архивное фото: семилетний Саша Кузнецов недавно приехал в Лермонтов. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

Архивное фото: семилетний Саша Кузнецов недавно приехал в Лермонтов. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

- Мне хотелось бы немного посвятить вас в те времена, - начал Александр. – Наша семья жила в Томске. А в 1953 году, вскоре после смерти Сталина, моего отца, военного строителя, направили в Лермонтов на возведение уранового комбината. Мне, семилетнему, очень запомнилась та поездка. Тогда по амнистии выпустили множество зэков. Они тоже ехали поездами, а поэтому все пассажиры в купе сидели взаперти. И вот картина через окно: на некой станции идет по перрону такое чудо – блатной. Невысокий. На нем узбекский халат, подштанники и шлепанцы. За ним два здоровенных мужика. Одеты тоже ужасно. А четвертый в женской комбинации за ними скачет. И у него 3-4 торта в руках. Потом уже в Лермонтове я насмотрелся на этих зэков, их на работы водил конвой с автоматами, с собаками. Заключенных здесь было где-то до двух тысяч.

- Они на урановых рудниках работали?

- Нет. Там взрывчатка и шахты сквозные. Они могли уйти со взрывчаткой. Зэки просто строили город, как бесплатна рабочая сила. Когда мы прибыли, здесь было несколько домов, лагерь для заключенных, да Второафонский монастырь, в котором обустроили первую в городе школу. В ней и начинал учительствовать Золотарев. Ранее монастырь славился тем, что в нем продавали светящиеся краски из местных смол, радиоактивные. Писали светящиеся иконы – очень страшная вещь! Но про опасность, конечно, не знали.

Семен Золотарев третий слева в первом ряду. Школа в Лермонтове 1954г. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

Семен Золотарев третий слева в первом ряду. Школа в Лермонтове 1954г. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

- Что сейчас с урановым комбинатом?

- С развалом Союза там перешли на выпуск удобрений. А в советские времена Лермонтов был секретным городом. Даже в телефонном разговоре запрещалось упоминать его название.

- Раньше я занималась спортом, - рассказывает жена Александра – Ирина. Если мы приезжали на соревнования в какой-то город и селились в гостиницу, где есть иностранцы, нам, лермонтовским, запрещалось выходить из номеров. А спортсмены, например, из соседнего Пятигорска, пожалуйста, могли свободно гулять. Если иной шахтер из Лермонтова выпьет, похулиганит в каком городе, милиция была обязана сразу его отвезти в Лермонтов и передать своим коллегам.

- Стало быть, в Лермонтов на работы принимали людей только очень проверенных?

- Конечно! Все они проходили через жесткое сито, особенно люди, прошедшие войну. И будь у Золотарева в биографии что-то не так, с ним бы сразу разобрались.

- А как-то сейчас с оглядкой на те времена можно предположить, что Золотарев был тайным сотрудником и, может быть, в этом закрытом городе врагов выслеживал?

- Вполне возможно, что он был комитетчиком, - говорит Александр. – Но в то же время он несколько странно для той поры показывал нам историю войны. Война тогда подавалась, как череда наших громких побед и запрещалось говорить о тяжелых поражениях, котлах, о наших пленных. А Золотарев про это рассказывал и поучал нас: «Ребята, нужно быть накачанными, здоровыми, ловкими, тогда вам и стране эти беды угрожать не будут».

1958г Школа в Лермонтове. Семен Золотарев крайний справа. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

1958г Школа в Лермонтове. Семен Золотарев крайний справа. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

ПОЧЕМУ СЕМЕН ПОМЕНЯЛ ИМЯ

- Про свою войну Золотарев не говорил?

- Я помню только, что был у него на войне товарищ Саша. То ли Золотарев ему жизнь спас, то ли наоборот, и тогда они поменялись именами. Поэтому Семен представлялся всем Александром. Так было принято. Люди менялись даже фамилиями. Я знал армянина Гаврилова с подобной военной историей.

- Золотарев, вы сказывали, прямо рвался в тот последний поход на Северный Урал.

- Да. Это я знаю от моего брата покойного. Брат старше меня на пять лет, и Золотарев с ним и другими старшеклассниками в походы ходил. Однажды и я в году 1958 –м с ними в поход попал недели на полторы. Впечатления самые яркие. Золотарев там все организовывал по-военному. Армейские гимнастики: советская, немецкая. Метание ножей. Вечером у костра гитара, песни. Золотарев был очень веселым, подвижным, но имел некую странность. Мог минут на 20, на полчаса сеть, уставившись в одну точку, глубоко задуматься и от всего отключиться.

Мой брат Алик и его два друга Рысухин и Митрохин как-то близко с Золотаревым сошлись. Однажды он им сказал в доверительном разговоре, что ему очень надо в горы Северного Урала, и он теперь с нетерпением ждет каких-то писем.

ОН ШЕЛ ЗА ТАЙНОЙ

- 1 сентября 1958 года, - продолжает Ирина, - одноклассник моей мамы с друзьями встретили случайно на вокзале в Новосибирске Золотарева. Тот был с рюкзаком. Тогда же Золотарев сказал ребятам «А я на Урал, наконец-то, иду в этот поход». Рассказывают, что Золотарев тогда ездил к Виталию Абалакову. (Братья Абалаковы Виталий и Евгений легендарные альпинисты. Их судьбы сложные и загадочные. Виталий к тому же химик, изобретатель. Возможно, тем он и был привлекателен для Золотарева? – Н.В.).

Ирина Кузнецова спортсменка, комсомолка, красавица из города Лермонтова 60-е годы. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

Ирина Кузнецова спортсменка, комсомолка, красавица из города Лермонтова 60-е годы. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

- Я помню прекрасно, - вступает в разговор Александр, - когда осенью 1958 года Золотарев приехал из Сибири, он весь горел предстоящим походом на Северный Урал. Он говорил: «Ребята, я жду писем. И мы едем на Урал! Мы едем! Договорился! Мы там все пробили. Жду сообщений, когда они смогут поехать. Это абсолютно точные данные». Но он не говорил, от кого ждет писем. Не отвечал прямо на вопросы: зачем ему так надо в этот поход, лишь загадочно интриговал: «Это секрет. Вот вернусь, я вам все расскажу. Услышите обо мне. Ребята, это все перевернет мир! И все будут о том говорить». Он шел за какой-то тайной, за каким-то открытием. Это точно.

- А разговор был про зимний поход?

- Да. Они собирались именно после Нового года. Дальше он всем нам рассказывает: «Ребята, получил письма. Еду!». Но директор его не отпускает. Между ними скандал дикий был. Ну и, в конце концов, Золотарев уволился. А где-то в середине декабря, если не ошибаюсь, он уехал. И только весной мы узнали, что Золотарев погиб. Школа гудела. Пошли толки, что кто-то убил туристов. Тогда директор Виктор Павлович запретил вообще все разговоры на эту тему.

Супруги Кузнецовы, Пятигорск, февраль 2017 г. Фото: Николай ВАРСЕГОВ

Супруги Кузнецовы, Пятигорск, февраль 2017 г.Фото: Николай ВАРСЕГОВtrue_kpru

ОТ АВТОРА

Эти воспоминания Кузнецовых, скорее всего, нам указывают на то, что никаким «подозрительным типом» Золотарев не являлся. Он явно служил в особо секретных частях еще во время войны и по этой же линии был направлен в закрытый Лермонтов. А потому и путался в своей вымышленной военной биографии. В противном случае с такою путаницей его в секретном городе скоро бы изобличили. И то, что Золотарев рассказывал ребятам о войне преждевременную правду, опять же говорит о том, что он не боялся соответствующих органов по причине, надо думать, принадлежности к оным.

А вот за какими тайнами (которые перевернут мир) Золотарев так рвался в тот роковой поход, это пока загадка.

PS. Публикуем школьные фото Семена Золотарева и будем рады, если кто-то из бывших учеников узнает себя в компании с нашим героем.

Перевал Дятлова: Конец истории? Серия 2. Корреспонденты «Комсомольской правды» вплотную приблизились к разгадке тайны пер

ПОДЗЕМНЫЙ УРАНОВЫЙ ГОРОД-ПРИЗРАК

16 мая 2013
hits 1635




Корреспондент «МН» побывал в Мекке российских диггеров - самом большом подземном сооружении России, на урановых рудниках легендарной горы Бештау в окрестностях курорта Пятигорск.

СТАЛКЕР И ЕГО ЗОНА - Знаешь, может, когда-нибудь я уйду сюда жить, - говорил мой проводник Андрей, пробираясь сквозь очередной завал. Мы шли по широкому квадратному тоннелю. Под ногами ржавые рельсы, стены сложены из бетонных блоков в грязных желто-черных потеках и изморози - отсюда до поверхности еще относительно недалеко, поэтому в тоннеле довольно морозно. Но чем ниже мы спускаемся, тем воздух становится все более спертым - вентиляция в рудниках давным-давно отключена, поэтому кислорода не хватает. Этот тоннель-штольня, говоря образно, один из «проспектов» гигантского заброшенного города под землей. От него отходят боковые ответвления, штреки, которые, собственно, и ведут к урановым выработкам. Боковые «улочки» укреплены чаще всего деревянными крепями, за десятилетия они прогнили насквозь. Бревна по консистенции стали напоминать пластилин, под ногами какая-то труха, лезть туда смертельно опасно. В местах ответвления некоторые ходы обвалились, завалив часть главного тоннеля.

Т
[Spoiler (click to open)]
огда нам приходится пробираться на карачках, иногда ползком на животе. - Наверху бардак, а тут тихо, - объяснял мне свою позицию Андрей. - А радиация? - спрашиваю я. Андрей меланхолично пожимает плечами: - С этим можно жить... Иногда Андрей останавливается и включает болтающийся у него на шее дозиметр. В некоторых местах его щелканье сливается в сплошную трель. Пока самое высокое превышение, по словам моего проводника, было в 40 раз, а мы направляемся на нижние горизонты, для которых превышение разовой дозы в 100 или 200 раз является нормальным. Строго говоря, мой проводник не диггер: Андрей - коренной житель одного из многочисленных поселков в окрестностях города Лермонтов. Вся его жизнь связана с этими рудниками. Ему немного за пятьдесят, и поэтому он успел даже поработать на горнодобывающем предприятии Лермонтова, к которому и относятся рудники. Правда, не в Бештау - рудник, в котором мы сейчас находимся, был закрыт еще в 1975 году. Андрей работал в Лермонтовском руднике №2 - он в соседней горе Бык - и был закрыт только в 1991 году. Судя по тому, как Андрей великолепно ориентируется под землей, он бывал здесь много раз. По скупым фразам я понимаю, что Андрей каким-то образом связан с «металлистами» - охотниками за металлом, которым буквально напичканы штольни. Многие годы, даже после остановки шахты, металл продолжал кормить сотни людей - в 90-е для жителей шахтерских поселков это был единственный способ выжить. Поэтому на диггеров, слетающихся сюда со всех концов России, Андрей смотрит несколько свысока. Для него рудники по-прежнему и работа, и жизнь. Сегодня российские диггеры - люди, которые «заболели» подземельями, - почтительно называют гору Бештау Зоной, как в романе Стругацких. Поэтому Андрей для меня настоящий сталкер. Нужно залезть через какую-то обсыпавшуюся дыру под землю и оказаться в этой старой штольне с маслянистыми лужами на полу, чтобы понять, насколько это правда, хотя, по-моему, фантастика - слишком слабое слово для этих подземелий... Наконец мы сворачиваем в боковой тоннель, который ведет к небольшому залу, от которого в свою очередь расходится череда помещений: мастерские, аккумуляторные, подсобки. В боковых тоннелях часто попадаются ржавые вагонетки, некоторые нагружены белой известковой породой. Андрей берет с одной из них увесистый булыжник. - Это и есть урановая руда, бери на память, - протягивает он мне каменюгу. Я вежливо отказываюсь, дозиметр вблизи вагонетки тарахтит с каким-то подвыванием. - Здесь порода считается бедной, вот в Быкогорке настоящая руда, - усмехается он. Сталкер уверенно ведет меня через какие-то комнаты, тоннели, и наконец мы выходим в очередной зал, в дальнем конце которого остатки железной конструкции. Подходим ближе, и в полу обнаруживается огромная дыра в обрамлении массивных ржавых железок. Это сердце рудника - центральная лифтовая шахта. Отсюда когда-то шахтеры начинали свой путь под землю - в циклопический подземный город, подлинные размеры которого до сих пор никому не известны. Я подхожу к краю и бросаю вниз камень - отзвука так и не дождался. Шахта кажется бездонной, и от этой чудовищной дыры у меня мороз по коже. Хотя Андрей примерно знает глубину: по его словам, центральная шахта заканчивается на отметке минус семьсот двадцать три. Но это не предел, в шахте 14 горизонтов, условно говоря - этажей, и лично он бывал на отметке минус тысяча шестьдесят три. Но еще в советское время слышал, что есть и более глубокие отметки. Сейчас наш путь лежит на отметку минус триста сорок два. Мы вновь углубляемся в боковые проходы. Здесь, как и в Зоне Стругацких, не существует прямых дорог - на четвертый уровень нам придется пробираться не один час по запутанной системе вентиляционных и обводных тоннелей (квершлагов). ТАЙНЫ ПОДЗЕМНОГО ГОРОДА Первую штольню в горе Бештау заложили в 1949 году. Уже через год шахта дала первый уран. Еще через несколько лет заработали гидрометаллургический комбинат и второй рудник на горе Бык. В 1954 году в окрестностях Бештау заложили поселок Лермонтов, получивший спустя десятилетие статус города. Лермонтовское горно-химическое производство относилось официально к Министерству среднего машиностроения. Но курировали его одно из самых засекреченных управлений НКВД - 15-е - и лично Берия. В частности, это управление ведало строительством и эксплуатацией стратегических подземных сооружений бывшего СССР - бункеров руководства страны, подземных командных пунктов, в том числе и рудников Бештау. Что не очень понятно, потому что рудники все же относились к производству. И до сих пор официальную информацию о том, что кроется в Лермонтовских катакомбах, получить нельзя - гриф «секретно» и сейчас с этих сооружений не снят. Тем не менее сегодня некоторые исследователи Бештау считают, что протяженность тоннелей рудника - больше 150 километров (другие, что больше 200). При глубине более километра на сегодняшний день это самое большое искусственное подземное сооружение в России. Игорь Николаевич Маслов, старожил и краевед г. Лермонтов, полагает, что в глубине Бештау кроется еще немало загадок. - Несмотря на то что в 1975 году рудник был закрыт, какие-то работы там продолжались вплоть до 1987 года, - рассказывает он. - Официально проводились якобы рекультивация и демонтаж оборудования, строилось закрытое хвостохранилище. Демонтаж, конечно, был, но люди замечали, что в рудник завозили какое-то новое оборудование, при этом на некоторых участках работали специальные бригады военных строителей. Что они там делали - никто не знает. И сегодня следы этой загадочной стройки можно обнаружить на склонах Бештау. Например, большинство выходов вентиляционных шахт находится в плачевном состоянии, но есть места, где их содержат в идеальном состоянии. - В 90-е годы на вершине Бештау построили еще какой-то сверхсекретный объект, говорят, станция спецсвязи, может, и так, - пожимает плечами Игорь Николаевич. - А может, это как-то связано с рудником... По крайней мере под землей что-то явно происходит и сегодня. ЛЮДИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ И все же большинство загадок рудника №1 в прошлом. И чтобы прикоснуться к одной из них, мы и пробирались туда с Андреем. После центральной лифтовой относительно комфортный путь кончился. Мы пробирались по каким-то узким наклонным тоннелям, вентиляционным шахтам, иногда полуобвалившимся, по горизонтам с остатками оборудования. Один раз прошли через длинный узкий зал, затопленный по щиколотку белой, словно молоко, водой. Дозиметр буквально заверещал - Андрей только усмехнулся, но ничего не стал говорить. Потом, добравшись до нужного горизонта, мы долго петляем по тоннелям прямоугольного либо круглого сечения, укрепленным железобетонными конструкциями. Часто встречаются узкие вспомогательные тоннели - они просто укреплены деревянными подпорками. Есть совсем узкие тоннели, без всяких крепей, просто прорубленные в породе - это штреки. Андрей заводит в один из них и показывает ответвление - совсем небольшой тоннель, иногда высотой меньше метра. Это непосредственное место добычи урана - шахтер в таких тоннелях работал на коленях или даже лежа. Механизации никакой не было, породу рубили отбойными молотками и сбрасывали в специальный рудосборник, оттуда грузили на вагонетки и по штольням поднимали наверх. Эти тоннели образуют настоящий лабиринт, но Андрей уверенно ориентируется в них. Наконец мы выходим в большой зал. Он похож на естественную пещеру - без признаков бетонных стен, в дальнем конце нагромождение кусков породы. У входа остатки какой-то то ли будки, то ли домика, сваренного из железных листов. Андрей подводит к стене: прямо в породе вырублено около десятка комнат, на некоторых остались решетчатые двери, внутри пусто. Но он заводит меня внутрь и показывает на стенах остатки железных креплений. - Это петли, на них вешались шконки, - говорит он. - Первые годы здесь работали зэки, потом, уже после смерти Сталина, появились гражданские шахтеры. Я сажусь у стены камеры на пол и закрываю глаза. Какая-то тяжелая мертвящая тишина окутывает нас. Слышно, как капает вода на пределе восприятия, - это только подчеркивает невероятную тишину. Происхождение этой пещеры - само по себе загадка, вполне возможно, что она естественного происхождения: в известковых породах такие пещеры не редкость. Тогда, в пятидесятых, ее превратили в подземную тюрьму. Возможно, единственную в истории XX века. По словам Маслова, в первые годы на руднике и строительстве города работало несколько тысяч зэков, выходит, что несколько сот из них никогда не поднималось на поверхность. Сидя на полу бывшей камеры, на глубине триста метров, на самом деле нетрудно представить, что здесь происходило, - ряды зэков на перекличке, люди с оружием перед ними и, вероятно, собаки... Перед уходом Андрей достает световую шашку, дергает шнур и бросает в дальний конец пещеры. Безумно яркий магниевый огонь заливает всю пещеру - потолок неожиданно начинает переливаться яркими цветами. Похоже на северное сияние, только ярко-красного оттенка. - Я думаю, что там у них было кладбище, - говорит Андрей, уже когда мы двинулись наверх. - Зачем их тащить наверх, скорее всего, они все были смертники... ВМЕСТО ЭПИЛОГА Фактически мы провели под землей больше 12 часов. Ночевать мы устроились на верхнем горизонте в одном из вспомогательных помещений. Андрей замерил радиацию, буркнул: «Пойдет» - и бросил спальник прямо на пол. Ночевка под землей, по словам Андрея, - обязательный пункт программы для экскурсантов вроде меня. А по существу, на поверхности уже стемнело и пешком пробираться по склонам Бештау еще несколько километров до Лермонтова просто не было сил. Я еще долго не спал и, вслушиваясь в, казалось бы, абсолютную тишину, думал о том, что чувствовали люди, навсегда запертые в той подземной тюрьме.
Марат Хайруллин

http://news-24h.ru/arhiv-mn/10270-podzemnyii-uranovyii-gorod-prizrak.html

Мои твиты

Collapse )

Русофоб и мошенник с Северного Кипра. Как сочетается ненависть к русскому и желание красть у русских

Борис Рожин colonelcassad мастерски вскрыл русофоба, оказавшегося по совместительству мошенником на недвижимости с Северного Кипра в материале: Про Leverage Investments ltd



Тут читали сообщают, что в комментарии к посту про смерть Бжезинского http://colonelcassad.livejournal.com/3442845.html, прибежал забавный персонаж, который нестерпел от того, что люди радуются смерти американо-польского русофоба, закатил истерику в комментариях, обвинив всех, кто не стал лить слезы по Бжезинскому "путинской пехотой", потом разлился истерикой http://fromnorthcyprus.livejournal.com/847086.html уже у себя в журнале посредством смешных выпадов в мой адрес и выкриков про "смерть ЖЖ". Опускаться до перебранки с подобными персонажами нет особого смысла, лучше просто прорекламировать предприятие, где работает поклонник Бжезинского некто С.Елецких, нестерепевший за кумира.


Collapse )

На примере моих статей о мошенниках в Китае знаю, как таких деятелей прижигает огласка, не говоря о цитируемости соответствующих материалов в сети.

00Canova

Биткоин сегодня стоит $2213. Сколько стоят обещания Старикова, Фрица и Фимы?

Когда-то биткоины стоили по 5 центов за единицу, но тогда о них знали очень редкие фрики, законно презираемые целевой аудиторией «Дома 2». Никому не было дело до того, во что они инвестируют.

Когда биткоины стали стоить 500 долларов за единицу, появились первые комментарии от слушателей радио «Шансон». О том, что это всё лохотрон, а реальные пацаны участвуют в народных IPO «Роснефти» и ВТБ.

Когда Варламов впервые написал про биткоины, они стоили долларов 700.

Когда Варламов в следующий раз про них написал, они стоили 1300 за единицу.

Сегодня их курс к доллару 2213:1.

При этом желающих рассказать нам, что биткоин — это лохотрон, за прошедшие 8 лет не убавилось.
Но почему-то никто из этих разоблачителей не готов вернуть читателям деньги за свои ценные советы не вкладываться в биткоин в 2009, 2011, 2013 или 2015 году.
Хотя казалось бы, цена вопроса смехотворна.

Мораль сей басни очень простая. И касается не только биткоинов, а вообще инвестирования.

Есть некоторая прослойка людей, ключом к инвестиционной стратегии которых является их невежество. Незнание азов, непонимание английского языка, увлечённость трактатами Николая Старикова. Который тоже не знает английского языка, зато готов давать советы по (не)инвестированию в американские активы. Потому что он точно знает, что американские активы — лохотрон. А реальная ценность — золото, потому что он сам в него вложился когда-то, и проебал много денег. Если сектанты побегут скупать золото, то Стариков сможет его продать. Осталось ему завербовать достаточное количество лохов, чтоб выйти из актива.

Секта свидетелей Старикова готова делиться мудростью, почерпнутой у гуру, оскорблять тех, кто знает английский язык, писать доносы на инвестировавших в непатриотический актив, поддерживать любой федеральный закон о запрете криптовалют.

Просто не надо слушать советы гуру там, где можно тупо взглянуть на графики.

Всемирный заговор — это, конечно, хорошо, но одну вещь нужно понимать.
Акции AAPL, GOOGL, GOOG, FB, TWTR и проч. обладают стопроцентной ликвидностью.
Вы их можете продать сегодня, по той цене, по которой они сегодня торгуются.
Продать за доллары США, а если не верите в эту валюту — можете обменять её на рубли.

В отличие от унылого пиздежа лузера Старикова и его штатных пиарщиков, Фрицморгена и Каменева-Фимы. А также Делягина, Хазина и других пророков непобедимого рубля.
Их обещания краха доллара, NASDAQ, биткойна, любой нерублёвой экономики — это беспросветный неликвид.
Некому потом будет предъявить, что вы поверили этим клоунам. Каждый вправе быть дураком и верить в хуйню, но в этом он сам виноват. Никакой текущей ликвидности нет ни у Старикова, ни у Фрицморгена, ни у Фимы-Психопата. А финансируются их байки в АП по статье «Юродивые». При этом любой рубль или доллар, вложенный в активы на NASDAQ, как был, так и остаётся стопроцентно ликвиден. И неразглашаемые спонсоры Старикова, Фрица, Фимы, ради будущего своих детей, вложены именно в этот актив.

Большой друг нашей страны

Оригинал взят у flavius_aetius1 в Большой друг нашей страны

Большой друг нашей страны. Помните такое из советского новояза? Разнообразная публика, которая по разным причинам симпатизировала Советскому Союзу. Симпатии некоторых покупали, другие восхищались "родиной трудящихся всего мира" вполне искренне. Это были люди, либо чересчур доверчивые, либо совсем уж глупые. Главное, чтобы они были известны. Опять же, некоторые из них были люди вполне незаметные, которых соответствующие люди из соответствующей организации находили и создавали им, как сейчас говорят "паблисити". С одним таким я познакомился ещё в школьные годы, когда посещал лит студию в харьковском дворце пионеров. Как-то нашего руководителя, студента филфака, начальство попросило сбегать в одно здание по соседству и привести во дворец одного человечка, встречу с которым организовали местные "интернационалисты, или как их там ещё называли. Меня студент взял с собой за компанию. Человечек поджидал нас неподалёку от очень серьёзного заведения, но имел ли он к тому заведению отношение в то время, не знаю. Хотя, в прошлом, не сомневаюсь, -да. Звали маленького седенького старичка, типа, который злые языки называют мышиными жеребчиками - Айзман Гарри Эдуардович, и как выяснилось, был он настоящим, стопроцентным американцем. И настолько "большим другом нашей страны", что, когда-то давно, в молодости, решил там поселиться. Вернее, ему предложили и он не смог отказаться.
[Spoiler (click to open)]
Я из любопытства остался на встречу, где и узнал, что когда-то давно горемычный Гарри и его не менее горемычные папа с мамой уехали из охваченной общем кризисом капитализма Америки в страну всеобщего счастья. Там же, в стране счастья, Гарри рассказывал счастливым советским трудящимся о тяжкой доле американских пролетариев. Как он нам поведал, один из стахановцев как-то спросил его: "А что же вы там, сердешные, ели? Силос?", на что американский отрок ответствовал со слезою в голосе: "Мы были бы рады, если бы у нас был хотя бы силос!" Ну, в Советской России, они, наконец отъелись. Там же Гарри обрёл и личное счастье женившись на простой русской девушке. О её звании Гарри нам ничего не сообщил. Он, вообще, многого нам не рассказал, а ведь сколько интересных подробностей было опущено, и выяснились они много-много позже.
Ну вот, например, такие, что жил себе в городе Чикаго, если я , конечно, не путаю, паренёк по имени Гарри, и был он, как бы сейчас сказали, местным гопником, воровавшим по мелкому, а также грабивших припозднившихся прохожих, стариков, главным образом. За что и оказался в тюрьме. Тогда ещё американской, где, надо понимать, очень страдал. Хотя, всё познаётся в сравнении, и знал бы он какой ещё тюремный опыт ему предстоит, не воспринял бы свою американскую отсидку столь трагически. Но, как говорится, знал бы где упадёшь....
Короче, о страдальце каким-то образом узнали на родине трудящихся и решили его использовать. Его извлекли с американской шконки и доставили в Москву. По дороге и выяснил Гарри о себе много интересного, вроде того, что никакой он не гопник, а молодой коммунист и борец за права трудящихся, пострадавший от капиталистических хищников. Ему новое существование, спокойное и сытое, весьма понравилось и он, как тот Васисуалий Лоханкин, объявил кураторам "Я к вам пришёл навеки поселиться". А кураторы и сами не собирались никуда его отпускать, но по неким скрытым причинам, имели другие соображение, где же наш герой должен поселиться. Сообразно этому, горемычный Гарри и отправился на зону, уже советскую. Просто любопытно, сколько раз за эти годы он сам себя спрашивал, - и чего это мне, скажите на милость, в американской тюрьме не хватало?
Ему повезло, выжил, даже более того - по законам физики снова всплыл, Он, конечно, так, мелкая шушера, но шушера весьма знаковая. Кто они, вообще, были эти друзья. Это ведь, весьма интересная особенность всех ублюдочных режимов, типа советского, или того же северокорейского - они очень серьёзно относятся к вопросу своей популярности за рубежом и ведут таким вот друзьям тщательный учёт. Сами, кстати, не понимая, насколько по-идиотски это выглядит. Но если наш Гарри был существом, исключительно для внутреннего употребления, как и полностью отработанный в 80-е, "человек с 5-й авеню", которого сердобольные бабушки засыпали письмами, приглашая к себе в Мухосранск на пельмени, Совдепии требовались "друзья" для работы в тылу врага. Для чего и частили в Москву всевозможные Арагоны, Фернаны Леже и Поли Робсоны, получали щедрые гонорары и оттягивались по стандартной программе - икра, Третьяковка, Золотое Кольцо, Лебединое Озеро. Уезжали и несли "слово правды" трудящимся в "мир капитализма - мир бесправия". Будем объективны - большая часть этой публики были честные дураки. Они и сейчас остались такими же - "люди доброй воли"
Но, если "полезные дураки" служили в основном пропагандистским целям и в какой-то степени давали иллюзию, что СССР ещё не полный изгой, другие "друзья" работали на цели весьма практические. Нет, я не говорю здесь о всевозможных "Красных бригадах", ООП, Тиграх освобождения и прочем отстое. Нет. Оккупируя половину Европы, коммунисты спонсировали любых дорвавшихся до власти отморозков по всему миру, стоило тем брякнуть, что они тоже собрались строить социализм. И также, как и идиоты полезные, частили в Москву за пайкой идиоты очень полезные, всякие убийцы и людоеды (некоторые, в самом прямом смысле).
В общем, удивляться, как-бы и нечему, - друзья под стать государству. И честно говоря, мне всегда казалось, что Советский Союз, - это и есть вершина, эталон всего плохого, и переплюнуть его трудно. Потому и издох, никем не любимый и в одиночестве, и все "большие друзья нашей страны" разбежались, как крысы.
Признаюсь, - я был не прав. Наверное, не я один. Но кто же мог предположить, что Совдепия - это ещё не дно? Что дном может быть государство со всеми внешними признаками нормального, как-то - многопартийная система, частная собственность, вроде бы, независимый суд, но за всей этой шелухой, и её даже не надо особенно соскребать, - имеет место откровенно фашистский режим, жутковатый симбиоз спецслужб, уголовников и попов. Режим, настолько отталкивающий, что сегодня, даже о "больших друзьях" говорить не приходится. Полное и тоскливое одиночество, при этом судорожные поиски хоть какого-то сочувствия, хоть где. И истерическая реакция на его отсутствие, - от "весь мир против нас" до откровенно идиотского "в мире растёт понимание и поддержка российской" позиции. Сбежали все, включая ветреного батьку. На их главном религиозном празднике, 9-го мая, к злорадному удовольствию очень многих, Путин имел из гостей только, непонятно как попавшего в Москву президента Молдовы. Даже заклятые друзья китайцы не почтили в этом году "первопрестольную". Кстати, о последних. Они, там, во вставшей с колен, всеми силами убеждают себя, что китайцы и правда, с ними дружат, более того, рассматривают их как равноправных партнёров. Только ленивый ещё не оттоптался на этой "дружбе."
Китайцы, в отличие от Запада, на радость путинской гоп-компании, не интересуются правами человека.  Я бы ещё и Зимбабве добавил. Говорят, специалисты оттуда оказывают неоценимую помощь "освобождённому" Крыму. Китайцы же, как люди практичные, и лишённые всяких сантиментов, "дружат" с большой выгодой для себя и явным убытком для России. Здесь и газовый контракт, и аренда земли в Забайкалье и многое другое. Но разве это важно? "Китай нам верит!"
Пытались любить друг друга с Грецией, но только вдруг афинским левакам дружить вдруг расхотелось. Может, они и рады бы, да нельзя, о чём им прозрачно намекнули партнёры по ЕС. Да и не до того им сейчас - самим бы выжить - устанавливать "социальную справедливость" - труд тяжкий и неблагодарный, а когда тебя клюют кредиторы, на любовь с Путиным времени, ну вообще не остаётся.
Это, кстати, довольно интересно, у кого Россия в Европе находит хоть какую-то поддержку - всякая маргинальная шушера, или с крайне правого, или крайне левого политического фланга. Оно и понятно, - и тем и другим нравится свирепое и довлеющее над всем и вся государство, пусть и по разным соображением. У леваков ещё одна причина - традиционная позиция анти- по отношению к своей стране, из-за которой они готовы полюбить хоть чёрта лысого, лишь был также против.
Поэтому ныне приходится выводить "больших друзей нашей страны" искусственным путём, выращивая всякие Приднестровья, Абхазии с Осетиями, не говоря уж о Лугандах. Впрочем, наличие таких вот ублюдков лишь усугубляет ситуацию. Лишь изредка проскочит удача вроде Сноудена, да и это на общем грустном фоне - мелочь.
Вот так. Могу лишь добавить, что дальше может быть только хуже. И напрасно, к сожалению, Акунин в своём блоге пытается прогнозировать, как и что придётся исправлять когда и если режим падёт. Ничего не изменится и альтернатива Путину - новый Путин. 86% никуда не денутся. И в 91-м и 93-м страну спасло то самое пассионарное меньшинство. Здесь же будет бунт, тот самый, бессмысленный и беспощадный, порождённый лишь жгучей обидой на не накормившего и надоевшего барина. Всё, чего они будут желать - лишь новый хозяин. И он придёт, не сомневайтесь. И они останутся с ним, один на один, и можете так же быть уверены, что ему, новому хозяину, не останется ничего другого, кроме как возвести новый железный занавес.
Меня, как я уже писал раньше, больше всего в этом беспокоит судьба немногих нормальных людей, кто всё ещё там остаётся. Их бы успеть вывезти, спасти до того, как мышеловка захлопнется окончательно. Спасти произведения искусства из их музеев, книги из их библиотек, прекрасных музыкантов и артистов, включая даже дурака Башмета.
И разумеется, заставить их вернуть украденные территории. А там всё, забыть о них, в силу их полной безнадёжности. Увы, надежды Акунина - напрасны.