Кoka-Lermont.(Дима-Вова) (koka_lermont) wrote,
Кoka-Lermont.(Дима-Вова)
koka_lermont

Categories:

На урановых горизонтах

Стране нужен был ядерный щит. А для этого требовался уран. Его месторождения в Киргизии, Казахстане, на Дальнем Востоке были труднодоступны. И тогда вспомнили о довоенных исследованиях геологов, которые обнаружили жилы урановой руды в глубине кавминводских гор – лакколитов. Из первопроходцев, которые еще в конце 40-х в составе легендарной «Кольцовской экспедиции» начали подбираться к урановым кладовым Бештау, сейчас живы только пятеро. Всем им уже за 80, все тяжело болеют. Не много осталось и тех, кто работал в штольнях в 50-е годы фактически без средств защиты, в прямом контакте с урановой рудой и радиоактивным газом –радоном. Память о том удивительном времени, тех, кто закладывал основу ядерного щита Отчизны, тает как дым.

С этим не мог смириться почетный горняк, ветеран атомной промышленности и энергетики Филипп Слепцов. Подумал, подумал – и сел писать книгу. Так бывший шахтер стал исследователем. С присущей ему энергией Филипп Максимович взялся опрашивать ветеранов, которых знал еще со времен своей молодости, штудировать скудные архивные материалы, изучать историю атомной промышленности. Хотя возраст уже солидный – на восьмой десяток перевалило, Слепцов до глубокой ночи просиживал над рукописью. И вот год назад появилась книга «Страницы века». Солидное исследование по истории шахтерского прошлого Ставрополья.


Филипп Слепцов.

О радиации не думали

В это трудно поверить, но ветераны п/я № 1 помнят: поначалу после взрыва породу из штолен выгребали буквально голыми руками, таскали на листах фанеры. Затем стали прокладывать узенькие рельсы и по ним уже катили вагонетки объемом в треть кубометра. И так метр за метром, одновременно на 11 горизонтах, полторы тысячи шахтеров вгрызались в чрево горы.

– В штольне не разогнуться, духота. На 200 – 300 метров проходки – один слабенький вентилятор, – вспоминает Филипп Слепцов. – Многие угорали. Респираторы выдавали, но многие их надевали только когда в штольне появлялся начальник отдела по технике безопасности Хворостухин. О радиации же никто из шахтеров не думал. Мне кажется, даже ведущие специалисты тогда не вполне осознавали опасность.

Здесь будет город заложен

Многие шахтеры приезжали на работу из близлежащих городов и сел. Когда они возвращались домой – замызганные, мокрые, пропахшие потом – чистенькие отдыхающие недовольно морщились, потом писали жалобы в различные инстанции. А иные задавали ненужные вопросы: что это, мол, добывают на территории всесоюзной здравницы? Шахтеры, каждый из которых давал подписку о неразглашении, старались не проболтаться, но...

Необходимо было срочно строить рабочий поселок. Да так, чтобы он располагался неподалеку от штолен, но не попадался на глаза отдыхающим и туристам. Плюс к тому, чтобы рядом была подходящая площадка для строительства завода по переработке урановой руды. Долго судили-рядили, пока начальник участка горных работ Иван Сотенко не подсказал проектировщикам из Ленинграда: да поднимитесь вы на вершину Бештау и посмотрите вокруг. Те поднялись, огляделись и ахнули: поляна Солнечная, что у западного склона горы, как будто специально создана для строительства закрытого города. С одной стороны ее прикрывает Бештау, с другой – Шелудивая, с третьей – Острая. А с четвертой есть разломы, которые идеально подходят для очистных будущего комбината. К тому же со стороны Солнечной можно было «зарезать» в горе главную штольню, чтобы на электровозе доставлять горняков и грузы к центральному стволу. Срочно подтянули строителей из многих регионов, на подсобные работы – большую партию заключенных, наладили доставку стройматериалов. Так в октябре 1952 года начали строить шахтерский город Лермонтов.

Особо секретный цех № 5

Одновременно с городом строили и комбинат по переработке. По документам он проходил просто как цех № 5. На самом же деле это было сложнейшее сооружение. Для строительства, а затем и работы на нем собирали лучших специалистов со всей страны. 17 ноября 1954 года, когда пустили комбинат, это стало праздником для всего горняцкого поселка.

К 1974 году балансовые запасы урановой руды в верхних горизонтах выработок закончились. Нижние же горизонты решили до конца не разрабатывать, поскольку была опасность перекрыть пути миграции минеральных вод. Входы почти всех штолен взорвали. Большинство горняков вышли на пенсию, другим пришлось самостоятельно искать иные источники существования.

Перерабатывающий комбинат просуществовал еще два десятка лет на сырье из других регионов. Но в 1998 году закрылся и ЛПО «Алмаз».
Николай Близнюк.
http://www.stapravda.ru/20060826/Na_uranovyh_gorizontah_8698.html

Tags: рудники
Subscribe
promo koka_lermont january 11, 2014 09:17 46
Buy for 100 tokens
Либеральная миграционная политика норвежских властей привела к тому, что школы в Норвегии стали интернациональными. Однако несмотря на всю европейскую толерантность, обучение пока ведётся не на арабском, не на урду и даже не на английском, а всё ещё на норвежском, и то, что половина…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments