Category: путешествия

promo koka_lermont january 11, 2014 09:17 40
Buy for 100 tokens
Либеральная миграционная политика норвежских властей привела к тому, что школы в Норвегии стали интернациональными. Однако несмотря на всю европейскую толерантность, обучение пока ведётся не на арабском, не на урду и даже не на английском, а всё ещё на норвежском, и то, что половина…

В ответ моя басня.

В лугах коровушка гуляла, 

Блинами землю удобряла.
Пришла пора, и «блин» созрел,
Червячков внутри пригрел.
И вот однажды поутру
Червяк в блине прогрыз дыру.
Поднял головку над блином
И дерево узрел с плодом.
Собратьев в яблоках узнал
И сразу им сигнал послал.
Но братьям некогда – грызут,
В плодах, как во дворцах живут.
«Вот мне б сейчас в такой дворец,
Какой бы славный был жилец…» -
От тех мечтаний наш червяк
Расчувствовался и размяк.
Залез обратно и ворчит,
Отцу с укором говорит:
«Я видел рай, он наверху,
А я с тобой в блине живу…»
Но отвечал ему отец:
«Для червяка и блин дворец.
Запомни – это навсегда:
Забудешь Родину – беда».
 

Чтоб ни увидел ты извне,
Твоя Родина в - блине. 

© ShevLer, время публикации: 30.10.2011 г. в 12:31
Свидетельство о публикации: № 12256-228211/20111030 

Трагедия Маргарет Митчелл: унесённая ветром успеха.

Автор: Ольга и Александр Беляевские

Автор великого романа «Унесённые ветром» Маргарет Митчелл прожила не слишком долгую и весьма непростую жизнь. Единственное созданное ей литературное произведение принесло писательнице мировую славу и богатство, но отняло слишком много душевных сил.

Маргарет Митчелл была почти ровесницей 20-го века. Она появилась на свет в той самой Атланте (штат Джорджия), которая стала местом действия её бессмертного романа. Девочка родилась в благополучной и состоятельной семье. Её отец был адвокатом. Мать, хоть официально и числилась в домохозяйках, примыкала к движению суфражисток — женщин, боровшихся за свои избирательные права. Вообще, зеленоглазую Скарлетт О'Хару автор во многом списала с себя. Митчелл была наполовину ирландкой и южанкой до мозга костей. Но не следует думать, что писательница являлась эдакой старой девой в пенсне и с пером в руке. Отнюдь.

Collapse )

Росламбек-аул. Орлиные скалы-пионерский лагерь.

Открытие первого Железноводского источника
Далее экспедиция отправилась в Арсланбек-аул, который находился на северо-западном склоне горы Бештау в 2 км от теперешнего железнодорожного вокзала Железноводска, примерно в районе Орлиных скал. Иногда его еще называют Росламбек-аул). Здесь к ним присоединился местный проводник, который знал эту местность очень хорошо. С помощью этого проводника экспедиция Гааза и вышла к горе, которая по некоторым сведениям не имела официального названия, что кажется весьма сомнительным. Местность была обжита и, скорее всего, название у теперешней Железной все-таки имелось. (Есть еще версия, что неподалеку жили абазины (и по абазински Железная называлась Гуч-тау).

Перевал Дятлова: Золотарев обещал друзьям - о его походе на Северный Урал заговорит весь мир


Об этом нашему корреспонденту Николаю Варсегову рассказал ученик Семена Золотарева – Александр Кузнецов
Семен Золотарев в составе "Группы Дятлова".Семен Золотарев в составе "Группы Дятлова".

Напомним. Зимой 1959 года в горах Северного Урала пропали девять туристов, ушедших в поход под руководством Игоря Дятлова. После спасатели обнаружили разрезанную палатку, а в радиусе полутора километров от нее – пять замерзших тел. Трупы остальных нашли только в мае. Почти все туристы были разуты и полураздеты, у некоторых смертельные травмы. Тайна их гибели не разгадана и по сей день.

ТАИНСТВЕННЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ



Самый загадочный из погибших туристов Семён (он же Александр) Золотарев. Этот 37-летний бывший фронтовик как-то особо рьяно рвался в тот роковой поход с неподходящей ему по годам компанией 20-23-летних. Иные исследователи трагедии полагают, что Игорь Дятлов не хотел брать в группу незнакомца Золотарева, но последнего навязал кто-то сверху.

Итак, Семен, который представлялся всем Александром, родился на Кубани (станица Удобная) 2 февраля 1921 года. Прошел всю войну без единого ранения. После окончил Минский институт физической культуры и уехал на Ставрополье, где перед смертью работал школьным физруком в одном из самых секретных городов Союза – в Лермонтове.

Зимой 1959-го Семен погиб вместе с другими туристами. А его родственникам предъявили труп, который разложился до неузнаваемости. Родственников немало удивил тот факт, что на теле оказались странные татуировки, коих ранее его близкие не видели. Потому не закрыт вопрос: Золотарев ли похоронен под памятником с его фамилией?

Семен был интересным рассказчиком, однако, как вспоминают его друзья и ученики, он никогда не рассказывал о войне. Многие были удивлены, узнав после смерти Золотарева, что тот фронтовик и орденоносец. Правда, сам Золотарев в разных анкетах, бывало, путался в своей военной биографии. Указывал сроки службы в частях, которых не существовало! И даже перечень своих боевых наград называл неточно (подробности)

Эта история давно наводит наших читателей либо на «смутные сомнения», либо на выводы, что Золотарев являлся особо тайным сотрудником спецслужб.

[Spoiler (click to open)]

АМНИСТИЯ 1953 ГОДА

В городе Лермонтове я встретился с супругами Кузнецовыми - Александром и Ириной. Оба заядлые туристы и просто любознательные люди, для которых трагедия на перевале предмет глубоких раздумий. Александр был учеником Семена Золотарева, и много что интересного рассказал.

Архивное фото: семилетний Саша Кузнецов недавно приехал в Лермонтов. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

Архивное фото: семилетний Саша Кузнецов недавно приехал в Лермонтов. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

- Мне хотелось бы немного посвятить вас в те времена, - начал Александр. – Наша семья жила в Томске. А в 1953 году, вскоре после смерти Сталина, моего отца, военного строителя, направили в Лермонтов на возведение уранового комбината. Мне, семилетнему, очень запомнилась та поездка. Тогда по амнистии выпустили множество зэков. Они тоже ехали поездами, а поэтому все пассажиры в купе сидели взаперти. И вот картина через окно: на некой станции идет по перрону такое чудо – блатной. Невысокий. На нем узбекский халат, подштанники и шлепанцы. За ним два здоровенных мужика. Одеты тоже ужасно. А четвертый в женской комбинации за ними скачет. И у него 3-4 торта в руках. Потом уже в Лермонтове я насмотрелся на этих зэков, их на работы водил конвой с автоматами, с собаками. Заключенных здесь было где-то до двух тысяч.

- Они на урановых рудниках работали?

- Нет. Там взрывчатка и шахты сквозные. Они могли уйти со взрывчаткой. Зэки просто строили город, как бесплатна рабочая сила. Когда мы прибыли, здесь было несколько домов, лагерь для заключенных, да Второафонский монастырь, в котором обустроили первую в городе школу. В ней и начинал учительствовать Золотарев. Ранее монастырь славился тем, что в нем продавали светящиеся краски из местных смол, радиоактивные. Писали светящиеся иконы – очень страшная вещь! Но про опасность, конечно, не знали.

Семен Золотарев третий слева в первом ряду. Школа в Лермонтове 1954г. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

Семен Золотарев третий слева в первом ряду. Школа в Лермонтове 1954г. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

- Что сейчас с урановым комбинатом?

- С развалом Союза там перешли на выпуск удобрений. А в советские времена Лермонтов был секретным городом. Даже в телефонном разговоре запрещалось упоминать его название.

- Раньше я занималась спортом, - рассказывает жена Александра – Ирина. Если мы приезжали на соревнования в какой-то город и селились в гостиницу, где есть иностранцы, нам, лермонтовским, запрещалось выходить из номеров. А спортсмены, например, из соседнего Пятигорска, пожалуйста, могли свободно гулять. Если иной шахтер из Лермонтова выпьет, похулиганит в каком городе, милиция была обязана сразу его отвезти в Лермонтов и передать своим коллегам.

- Стало быть, в Лермонтов на работы принимали людей только очень проверенных?

- Конечно! Все они проходили через жесткое сито, особенно люди, прошедшие войну. И будь у Золотарева в биографии что-то не так, с ним бы сразу разобрались.

- А как-то сейчас с оглядкой на те времена можно предположить, что Золотарев был тайным сотрудником и, может быть, в этом закрытом городе врагов выслеживал?

- Вполне возможно, что он был комитетчиком, - говорит Александр. – Но в то же время он несколько странно для той поры показывал нам историю войны. Война тогда подавалась, как череда наших громких побед и запрещалось говорить о тяжелых поражениях, котлах, о наших пленных. А Золотарев про это рассказывал и поучал нас: «Ребята, нужно быть накачанными, здоровыми, ловкими, тогда вам и стране эти беды угрожать не будут».

1958г Школа в Лермонтове. Семен Золотарев крайний справа. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

1958г Школа в Лермонтове. Семен Золотарев крайний справа. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

ПОЧЕМУ СЕМЕН ПОМЕНЯЛ ИМЯ

- Про свою войну Золотарев не говорил?

- Я помню только, что был у него на войне товарищ Саша. То ли Золотарев ему жизнь спас, то ли наоборот, и тогда они поменялись именами. Поэтому Семен представлялся всем Александром. Так было принято. Люди менялись даже фамилиями. Я знал армянина Гаврилова с подобной военной историей.

- Золотарев, вы сказывали, прямо рвался в тот последний поход на Северный Урал.

- Да. Это я знаю от моего брата покойного. Брат старше меня на пять лет, и Золотарев с ним и другими старшеклассниками в походы ходил. Однажды и я в году 1958 –м с ними в поход попал недели на полторы. Впечатления самые яркие. Золотарев там все организовывал по-военному. Армейские гимнастики: советская, немецкая. Метание ножей. Вечером у костра гитара, песни. Золотарев был очень веселым, подвижным, но имел некую странность. Мог минут на 20, на полчаса сеть, уставившись в одну точку, глубоко задуматься и от всего отключиться.

Мой брат Алик и его два друга Рысухин и Митрохин как-то близко с Золотаревым сошлись. Однажды он им сказал в доверительном разговоре, что ему очень надо в горы Северного Урала, и он теперь с нетерпением ждет каких-то писем.

ОН ШЕЛ ЗА ТАЙНОЙ

- 1 сентября 1958 года, - продолжает Ирина, - одноклассник моей мамы с друзьями встретили случайно на вокзале в Новосибирске Золотарева. Тот был с рюкзаком. Тогда же Золотарев сказал ребятам «А я на Урал, наконец-то, иду в этот поход». Рассказывают, что Золотарев тогда ездил к Виталию Абалакову. (Братья Абалаковы Виталий и Евгений легендарные альпинисты. Их судьбы сложные и загадочные. Виталий к тому же химик, изобретатель. Возможно, тем он и был привлекателен для Золотарева? – Н.В.).

Ирина Кузнецова спортсменка, комсомолка, красавица из города Лермонтова 60-е годы. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

Ирина Кузнецова спортсменка, комсомолка, красавица из города Лермонтова 60-е годы. ФОТО из семейного архива Кузнецовых

- Я помню прекрасно, - вступает в разговор Александр, - когда осенью 1958 года Золотарев приехал из Сибири, он весь горел предстоящим походом на Северный Урал. Он говорил: «Ребята, я жду писем. И мы едем на Урал! Мы едем! Договорился! Мы там все пробили. Жду сообщений, когда они смогут поехать. Это абсолютно точные данные». Но он не говорил, от кого ждет писем. Не отвечал прямо на вопросы: зачем ему так надо в этот поход, лишь загадочно интриговал: «Это секрет. Вот вернусь, я вам все расскажу. Услышите обо мне. Ребята, это все перевернет мир! И все будут о том говорить». Он шел за какой-то тайной, за каким-то открытием. Это точно.

- А разговор был про зимний поход?

- Да. Они собирались именно после Нового года. Дальше он всем нам рассказывает: «Ребята, получил письма. Еду!». Но директор его не отпускает. Между ними скандал дикий был. Ну и, в конце концов, Золотарев уволился. А где-то в середине декабря, если не ошибаюсь, он уехал. И только весной мы узнали, что Золотарев погиб. Школа гудела. Пошли толки, что кто-то убил туристов. Тогда директор Виктор Павлович запретил вообще все разговоры на эту тему.

Супруги Кузнецовы, Пятигорск, февраль 2017 г. Фото: Николай ВАРСЕГОВ

Супруги Кузнецовы, Пятигорск, февраль 2017 г.Фото: Николай ВАРСЕГОВtrue_kpru

ОТ АВТОРА

Эти воспоминания Кузнецовых, скорее всего, нам указывают на то, что никаким «подозрительным типом» Золотарев не являлся. Он явно служил в особо секретных частях еще во время войны и по этой же линии был направлен в закрытый Лермонтов. А потому и путался в своей вымышленной военной биографии. В противном случае с такою путаницей его в секретном городе скоро бы изобличили. И то, что Золотарев рассказывал ребятам о войне преждевременную правду, опять же говорит о том, что он не боялся соответствующих органов по причине, надо думать, принадлежности к оным.

А вот за какими тайнами (которые перевернут мир) Золотарев так рвался в тот роковой поход, это пока загадка.

PS. Публикуем школьные фото Семена Золотарева и будем рады, если кто-то из бывших учеников узнает себя в компании с нашим героем.

Перевал Дятлова: Конец истории? Серия 2. Корреспонденты «Комсомольской правды» вплотную приблизились к разгадке тайны пер